По дороге на массаж

По дороге на массаж каждый раз встречаю взрослого мужчину, который ходит по нашему городу и продаёт никому не нужную газету Хронометр. Если у меня есть сотня, я беру на неё свежий выпуск, хоть он и стоит в три раза дешевле. Мужчина, похоже, болеет дцп. Одно время наши владимирские блогеры сделали его знаменитым, мол не проходите мимо, он трудяга, большой и сильный человек.
Сегодня решилась спросить, не упал ли он, а то у него сугробы на капюшоне и шапке. Следующим моим вопросом был бы, не отряхнуть ли снег, а то у него в руках сумки. Но сильный человек ворчливо стал просить у меня прощения, мол шёл через снегопад, а вчера так устал, что, простите, быстро дать газету не могу. Сильный человек да, не принял участие, не дал забраться моей собаке сверху. Его жертва моего спасителя сама спасёт, да ещё агрессором застыдит. Ну я у него тоже прощения попросила, что лезу со своими вопросами. На том и разошлись.

В потом во время массажа меня осенило инсайтом, что значит, что душа растёт через прощение. Это значит, что человек не тратит силы на ожидания, отпускает ситуацию, что ему кто-то что-то когда-то не дал. Прощает, просит прощения и идёт дальше через снегопады, жнёт свою ниву, предлагая прохожим свежий Хронометр.

Collapse )

Базовая тревога, привет!

Наконец-то черкез восемь лет почти непрерывной еженедельной психотерапии я добралась до непосредственной работы с базовой тревогой.
Видимо столько лет мне было нужно, чтобы набрать достаточно ресурсов, чтобы перестать действовать из стратегии «быстрее, выше, сильней» и остановиться. А во время этой остановки я вдруг услышала КАК гудит моя тревога, как она маскируется под мою силу, как она становится моим топливом, как она становится смыслом и предназначением и, наконец, как она выжимает все соки и истощает.
Теперь есть не «я тревожная», а я и моя первичная тревожная реакция на все сигналы среды. Теперь я учусь в первую очередь отделять реальные страхи от привычно фоновых. Теперь я сначала успокаиваю себя, потом решаю, что делать.
Оказывается, не так много способов успокоения себя я знаю, и не все, чем я привыкла пользоваться - реально работают.
Из всего-всего остались музыка, дыхательные упражнения, движение, ванна-душ и очень правильно подобранная еда. Совсем не мало, оказывается.

Больше всего на свете сейчас я хочу рисовать

... в одиночестве. Не отдавая свои карандаши цепки лапкам. Не делясь красками и бумагой. Не сбиваясь с процесса погружённости и захваченности рисунком.

Настолько хочу рисовать одна, что не рисую с ребёнком. Мне жадно.

Видимо придётся насытить себя этим так, чтобы меня не корежило от зависти рядом с рисующим сыном.

А пока я нашла уже себе стиль и направление и технику, посмотрела несколько мастер-классов, не позволила выкинуть старые журналы, что копила для коллажей, уговорила мужа собрать для меня столик, маленькое отдельное пространство для для творчества.

Но оно было сразу же бесцеремонно занято. Теперь чтобы там что-то поделать, надо дождаться,пока все уснут. Только вот все - это и я тоже.

Пока мне доступны только творческие идеи, запишу, а то забуду. В тиктоке снимать коротенькие видео, как я создаю коллажи.

Завидую плодотворным мамам. На меня присутствие другого действует, как дудочка на кобру. Я могу смотреть только на него и быть вовлеченной в его процесс. А я замерла и закаменела. Какое уж тут творчество.

(no subject)

Кратковременная смена подушки ведёт к запоминанию ярких сюжетных снов.
Опять говорю с тем, кого нет, и так близко, как с самой собой. Что и является истинным положением дел. Запомни это, не скучай по тому, кого нет. Скучай по себе такой.

(no subject)

Начала задумываться о покупке морской соли мешками. Только сегодня полкило было спущено мальчиком в медитации: сыпь соль в воду и смотри как она тает.

***

Все больше люблю игру: определи, где мальчик, а где девочка в гендернонеопределенных парах; а потом пойми, что так блин и было задумано, чтобы я не определила.

***

В ближайшей к офису кофейне подают хумус с овощными палочками, сырные вафли с яйцом пашот и жгучий имбирник.

Разбежавшись, прыгнуть со скалы

Сегодня снова к нам приходила Я., в поздравлении с Новым годом я ей написала, спасибо, что были с нами в этом году, а она была и в прошлом и позапрошлом. За те годы я почему то не благодарила. Знаю, что Я. будете нами и в наступившем.

Я. помогает освоить мне непростое дело быть мамой. Потому что, оказалось, что раньше я этого не умела. Занимаясь с Димой, она передаёт мне особое состояние взрослого, поддерживающего и задающего границы. У этого взрослого специально настроен голос, выстроены движения и дыхание, чтобы создать из самого себя опору для ребёнка.

Я. не говорит: вот тут заземлись, вот тут замедлись, вот тут будь громкой, вот тут тихой, тут поспонтаннее, а тут будь занудно настойчивой. Она это транслирует постоянно оставаясь для Димы большой. Как гора. На которую Дима взбирается, об которую разбиваются его истерики, которая так прочна, что не исчезает из реальности даже когда стихии Димкиных эмоций бушуют безжалостно.

Я. только говорит мне: держите его крепко, много и интенсивно трогайте его в течение дня, постоянно говорите с ним, проговаривайте все что он видит и делает, из любого сопротивления сделайте обучение. Я перевожу это для себя: вот так удерживайте его в реальности.

Должна признаться, я ужасно, порой нестерпимо устаю. Это состояние взрослого прочувствовали мои близкие, некоторые друзья и клиенты и стали как то особенно запрашивать рядом с собой гору. А я ж вырастила эту гору только для одного отдельно взятого мальчика. А в остальное время я какие-то другие природные стихии. И мне ужасно не хватает быть пожухлым листочком, звонким ручейком, бушующим морем, пронзительным ветром и жгучим солнцем. Я очень скучаю по временам, когда мне не нужно никого удерживать в реальности. Мне кажется из-за этой усталости мне все трудней с клиентами, соскальзывающими в пограничную зону между сном и явью. Все больше хочется соскользнуть с ними...

Польстеры о прикосновениях в терапии и не только

Самый очевидный способ войти в контакт - это прикосновение. Табу на зрение и слух хорошо известны - не пялься, не подслушивай. Табу на прикосновение ещё более категоричные. <...>
Осторожность становится нормой поведения. Рукопожатие не запрещается, но между мужчиной и женщиной даже оно может казаться двусмысленным.

<...>

Прикосновение приобретает плохую репутацию, потому что часто является лишь уловкой, а не естественной реакцией. Человек чувствует себя зажатым, когда не готов дотронуться до другого или вовсе не хочет этого делать. Такое принуждение часто приводит к отвратительным ощущениям.

<...>

Вырабатывание нового отношения к прикосновению требует практики и терпения. Пройдут годы, прежде чем наша культура сможет развить нормальное отношение к прикосновению, чтобы оно стало полноправным элементом жизни.

<...>

Непосредственное прикосновение разрушает интеллектуальные наслоения и даёт ощущение личного отношения к происходящему.

<...>

Прикосновение является центральной функцией контакта. С его помощью мы открываем необычные точки соприкосновения друг с другом. Когда табу отступают, мы можем не только прикасаться к другому человеку, но и принимать любые переживания, связанные с прежде запрещённым прикосновением. Беспокойство по поводу последствий нашего поведения часто парализует нас, и это может прервать контакт задолго до того, как он достигнет опасного момента.

<...>

На самом деле прикосновение не является неизбежным результатом тёплых отношений, но если кто-то испытывает слишком сильный страх перед ним, то его ожидание катастрофы будет притуплять чувства в любых ситуациях.

<...>

Когда кто-то говорит «нет» прикосновению, это ещё не является невротической проблемой, хотя и может упрощать человеческие отношения. Но если человек бриться стоять рядом с другим человеком, потому что может ненароком к нему прикоснуться (хотя порой и хочет этого), он создаёт пропасть между тем, что он есть и тем, кем он мог бы быть.

Читая классиков гештальт-терапии

У Польстеров в книге об интегрированной ГТ есть преинтереснейший кусочек про работу с ненавистью. Когда клиентка в эксперименте с выражением чувства разбивает любимую пепельницу терапевта, он в ответ шлепает её по заднице.
Он красиво описывает дальнейшее обсуждение эксперимента, мол оба прошли свои уроки, все освобождено и осознанно.
Но каков пассаж! Я, укутанная в этический кодекс, как в защитный скафандр, очень далека от такого терапевтического отреагирования. Вообще, работая в ГТ, стала сильно меньше прикасаться к людям, а к клиентам уже давно не...
У Польстера есть ещё отдельная глава про прикосновения в терапевтическом процессе, где он высказывает совсем несовременные, но такие близкие мне мнения. Вынесу их позже в отдельный пост.

(no subject)

Делала новогодний расклад на практику. У практики большие перспективы, а вот моим сигнификатором выпала Башня. Только начала работать с ненавистью и вот здрасьте. Это полнолуние в полной мере дало ощутить силу моего раздражения.

Вчера сильно не хотела, чтобы пришла третья клиентка, очень плохо состыковывалась по времени в Димкалогистике (особая наука по устройству сына нянькам). И так раздражалась на эту временную накладку, что и утренняя клиентка не добралась. Конечно, помогла предновогодняя загруженность дорог. Но кто ж в аффекте смотрит на то, как складываются обстоятельства. Главное, как сильно я чего-то хочу или не хочу.

В раскладе вытянула карту, уравновешивающую Башню. Королевой Воды успокоюсь, погружением в глубину эмоций, в самую толщу воды, туда, где уже нет волн, есть только гудение мощи стихии.